Школа восточных танцев


Новости и события школы

HAYAT : Школа восточных танцев


   — Ты представляешь? Я как зашел в кабинку, как увидел — чуть под кушетку не упал! Она — в белых трусиках! Да еще в таких, знаешь, по-детскому типу, как на Барби — хэбэшные, чуть просторные, с кружавчиками. И там, в тени этого белого простора, когда я властным движением рук слегка раздвинул ей ноги, стала видна самая поэзия — краешек нежности с пушком! Аж сердце замерло! А когда массировал внутреннюю сторону бедра, и мой мизинец, находясь в непосредственной близости, чувствовал этот влажный жар, она так задышала! Но я даже не коснулся — поздно, блин! — и страшно, как бы Л. не узнала, — послезавтра на работу выходит… И все-таки, как ты догадался про трусики?

   Тамара перестала подниматься, снова ночевала у себя, задвигая металлический прут. Сторож, было, расслабился, но однажды ночью на первом этаже раздался удар такой силы, что содрогнулось все здание, и на голову писателю посыпалась побелка с потолка. Он замер и прислушался, пытаясь угадать, что там могло взорваться. Послышались шаги и бормотание Тамары. Жива, — подумал он облегченно. Через час удар повторился, за ним последовал визг. Сторож выскочил в коридор, подбежал к лестнице, крикнул:

   — Сучки! — возмутился сторож И. — Вообще перебью все бейсбольной битой! И ведь заметила! Я ж кружку ставлю на то же место в той же позиции! А про убыль варенья из банки — ничего. Это что, немой укор? Нет, вы скажите, это намек?

   Пора отвлекать, — с жертвенной грустью понял массажист Х. и пригласил медсестру Э. на танец. Пока танцевали, муж стоял, отвернувшись к окну без штор, за которым была осенняя тьма.

История танца
Восток в тонкостях